julija347 (julija347) wrote,
julija347
julija347

О технологиях разрушения семьи («Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей», Тула)



Известно, какой вид имеет система законодательных и подзаконных актов по вопросам семьи. Это совокупность международных соглашений Российской Федерации, федеральных законов, законов субъектов федерации и подзаконных актов министерств, ведомств и учреждений.
Движение «Суть времени» и «РВС» особое внимание обращает на предельную размытость формулировок федеральных законов, а также на противопоставление в законодательстве прав детей и прав родителей, которое перешло в российское законодательство из западного законодательства. Важнейшим теоретическим обоснованием такого положения является тезис Карла Поппера о том, что семья является врагом открытого общества.

Как эти общие соображения проявляются в случаях с конкретными детьми и конкретными семьями? Насколько факты подтверждают или опровергают высказанные теоретические положения?

Правоприменительная практика показала, что отношение к семье и детям зависит от субъективного фактора. В разных учреждениях – разное отношение к вопросам семьи. Всё зависит от конкретных лиц, принимающих решения. И такую свободу толкования дает законодательство.
Особенно неоднозначно истолковывается понятие социально опасного положения.
Если одним проверяющим кажется, что жилищно-бытовые условия удовлетворительные, то другие могут найти их опасными для ребенка и настоять на помещении ребенка в реабилитационный центр. Да, именно так – именно настолько противоположными могут быть трактовки.
Фактически сложилась такая обстановка, в которой настоящее и будущее семей зависит от произвольного истолкования законодательства тем или иным чиновником, не несущим никакой ответственности за свое решение. В прежние времена это называлось произволом. Сейчас это называется "защита прав детей". А фактически представляет собой совершенно неструктурированную и опасную в своей непредсказуемости структуру.

Когда системе удается так или иначе вырвать ребенка из семьи, что же происходит дальше?
Давайте рассмотрим это на примере «Центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей» (далее – Центр), находящегося в г.Туле.


В Центре практикуется последовательное и неотвратимое очернение родителей, пытающихся вернуть ребенка. При этом работники Центра не утруждают себя хоть каким-либо исследованием истинного положения дел и составлением перечня мер помощи семье, зато совокупность оговоров, наветов, распространения порочащих родителей слухов по месту работы, жительства, поликлиники по месту жительства, детских учреждений стали печальной практикой.
Параллельно с этим работники Центра ведут целеустремленную деятельность по очернению родителей в глазах ребенка. Они убеждают детей «ваша мама такая-сякая, у вас будет другая семья в другом доме, где вас будут любить другие папа и мама».
Этого они добиваются с помощью недопущения родителей к ребенку под разными предлогами: ребенок в больнице / санатории / его забрал другой родитель и т.д. Впоследствии работники Центра, не пустившие родителей к ребенку, пишут в отчетах, что родитель и не приходил вовсе и делают вывод, что ребенок родителю не нужен. И с этим документом подают иск в суд о лишении родительских прав.
Приведем конкретный случай. После пожара в квартире в качестве помощи маме – Некрасовой Маргарите, предложили отдать детей НА ВРЕМЯ в реабилитационный центр. Мама отказывалась почти год, после чего ей пригрозили лишением родительских прав, и мама согласилась написать требуемое от нее заявление.
После этого дети находились почти 2 года в социальных учреждениях, дочка – в «Центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей», а сын – в Доме ребенка г. Тулы, несмотря на многочисленные заявления мамы о возвращении детей, которые она писала как в Центр, так и в прокуратуру г. Тулы.
Сына ей вернули в сентябре этого года, но дочку продолжают удерживать в Центре и подали иск на лишение родительских прав. Как сказала Уполномоченная по правам ребенка Тульской обл. Зыкова Наталия Алексеевна, ребенка не имеют права удерживать в «Центре помощи детям, лишенным родительского попечения» по заявлению родителей более 1 года. Ведь мама не лишена родительских прав и не ограничена в правах! Она является законным представителем своего несовершеннолетнего ребенка. Но для работников Центра это ничего не значит. По их мнению, мама – никто и не имеет никаких прав.
Мама посещала ребенка на протяжении всего времени пребывания в Центре, но работники центра практически никогда не фиксировали эти посещения. В это трудно поверить, но это так и есть. Не далее как вчера мама пришла к ребенку, но ей сказали, что ребенка забрал другой родитель. Мама пришла не одна, а с подругой, которая может выступить свидетелем на суде и подтвердить факты недопущения мамы к ребенку, а также незанесения факта посещения в книгу посещений (впоследствии о посещении ребенка мамой работники Центра судят именно по записям в этой «Книге посещений», и на основании записи в этой «Книге» дают показания для суда).

Начиная с июня 2015 г., когда работники Центра начали готовить материалы по лишению мамы родительских прав, они полностью перекрыли маме возможность видеться с ребенком. Мама не видела дочку целых 4 месяца, вплоть до обращения в «Родительское всероссийское сопротивление» в сентябре.
Встреча мамы и дочки через долгих 4 месяца разлуки произошла в присутствии представителя «РВС», и если бы не РВС, маму продолжали бы не допускать к ребенку.
Бред? К сожалению, реальность.
Первые слова, которыми дочка встретила маму после 4-х месяцев разлуки, были «А у меня теперь будут другие папа и мама». Что тут скажешь? Как назвать действия работников Центра, внушивших ребенку такую мысль? Ведь все они – женщины, и наверняка сами – мамы.



Поймите чувства девочки, которой мама при каждой встрече уже 2(!) года обещает забрать ее домой и … не забирает. Что должен думать ребенок (сейчас Даше 6 лет)? Которому к тому же внушают, что его мама плохая и ужасная, а вот другая мама (видимо, новая жена папы) – прекрасная. Мы, представители РВС, понимаем, что у папы девочки такие же права, как у мамы, и согласны с тем, что папа встречается с дочкой, забирает ее на праздники и выходные. (Правда, непонятно, почему он ее за 2 года не захотел забрать насовсем, ведь девочка продолжает оставаться в детдоме). Но наблюдается явный перекос в отношениях работников Центра к папе и маме. Папу там любят, привечают и даже помогли составить ему иск в суд о том, что папа хочет забрать дочку к себе (и отдать в школу-интернат). А к маме относятся как к последнему ничтожеству, не достойному ничего, ни доброго слова, ни уважения, ни встреч с собственной дочкой.

Мы ничего не утверждаем, но можно предположить, что работники Центра сговорились с папой лишить маму родительских прав. Для папы – прямая выгода (не платить алименты), для работников Центра выгода – получать дальнейшее финансирование, ведь папа не собирается забирать ребенка домой, а вполне удовлетворяется нахождением ребенка в социальном учреждении. А что еще могло быть движущей силой, обрекшей ребенка на двухлетнюю депривацию? При этом работники Центра с апломбом заявляют, что действуют от имени государства.

В среду, 25 ноября, очередное заседание суда по лишению мамы родительских прав.




Tags: Тула, Ювенальная юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments