julija347 (julija347) wrote,
julija347
julija347

Category:

В Туле поддержка закона о СБН основана на том, что его не читали



Оснований для поддержки закона о семейно-бытовом насилии у представителей власти в Тульской области нет, но тем не менее регион выразил поддержку законопроекту на круглом столе «Предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Законодательное регулирование», прошедшем в Туле 28 ноября.

Так, представители правоохранительных органов и ПДН сообщили о снижении числа тяжких и особо тяжких преступлений в семьях, рассказали, что в целом число преступлений в семье снижается. Правда, посетовали, что после декриминализации 116 статьи стало трудно вести статистику семейного насилия в отношении побоев.

По мнению зам. начальника отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних УМВД РФ по ТО Натальи Кашинцевой, у правоохранителей нет также возможности оценить психологическое и экономическое насилие.

Депутат Госдумы Николай Петрунин считает, что

предлагаемый законопроект не вносит ничего нового, а только объединяет все те меры, которые уже есть, в один документ для удобства применения как потерпевшими, так и правоохранителями.

При этом в предложенном законопроекте есть немало того, чего нет в имеющихся законах. Так, предложены меры выявления экономического и психологического насилия, а также извращенное понимание сексуального насилия (предполагается, что сексуальным насилием считается запрет несовершеннолетним вступать в половые отношения или запрет мужу или жене иметь такие отношения помимо семьи).

И.о. главврача больницы скорой помощи Ирина Рублевская, являющаяся также депутатом Тульской городской Думы, выразила поддержку законопроекту, который ставит на контроль все 100% семей. При то что пострадавших от семейного насилия 0,7% от общего числа пострадавших от насильственных действий.

Директор кризисного центра помощи женщинам Эвелина Шубинская сообщила, что число обращений в центр растет, но не уточнила, почему это происходит, считая само собой разумеющимся, что обращаются исключительно пострадавшие от насилия. Хотя известно, что обращения в этот центр происходили и по другим поводам, прежде всего обращались матери, у которых отняли детей, и они хотели их вернуть.

Надо отдать должное центру — там действительно смогли помочь этим женщинам, правда, не в возвращении детей, а в решении той проблемы, по которой те обращались.

В одном случае провели психологическую работу, успокоив мать, которая хотела покончить с собой из-за изъятия ребенка, а в другом случае направили на эффективное лечение от алкогольной зависимости, что в дальнейшем помогло вернуть детей при активной поддержкеРодительского Всероссийского Сопротивления (РВС).

Психологическую помощь участникам конфликта можно оказать уже сейчас, рассказали Шубинская и уполномоченный по правам человека в Тульской области Татьяна Ларина. Проводятся также мероприятия для молодежи, направленные на воспитание семейных ценностей.

Помимо этого, Тульская область — один из немногих регионов, где уже есть возможность разместить пострадавших женщин, изолировав их от обидчика в стационарном отделении кризисного центра. Одновременно там могут находиться 42 человека, то есть можно разместить даже многодетную семью.

Возникает вопрос — каких полномочий еще нужно, когда и так уже всё есть?

Представитель СК РФ по Тульской области зачитала статистику, из которой следовало, что число преступлений в семье год от года снижается, и выразила поддержку законопроекту, основываясь на том, что «закон четко определяет, какие органы и институты отвечают за проведение тех или иных мероприятий, направленных на борьбу с домашним насилием, чтобы было понятно — кто за что».

Другими словами, представитель СК РФ по Тульской области надеется, что в отношении семьи появится такое же межведомственное взаимодействие, которое уже широко действует в отношении детей, что значительно осложняет, а порой и делает невозможным для родителей вернуть изъятых из семьи детей.

Директор социально-реабилитационного центра Галина Ковалева сообщила о росте социального сиротства, основанного на родительской жестокости. Однако в тех случаях, которыми занималось РВС, детей в этом центре удерживали без достаточных оснований, при этом настраивали их против родителей, а также настраивали родителей друг против друга.

В свою очередь, представитель Тульского регионального отделения РВС Юлия Гончарова обратила внимание присутствующих на то, что в тех странах, где аналогичный закон уже принят, институт семьи терпит крах.

В Европе к 50 годам половина населения никогда не состояли в браке — как мужчины, так и женщины. Почти 50% детей рождаются вне брака.

Снижается рождаемость — и не только из-за того, что нет вторых и третьих детей в семье, но нет и первенцев, то есть люди не хотят становиться родителями, выбирают бездетность.

Гончарова указала на то, что все имеющиеся для решения проблемы семейного насилия законы уже есть. Так, после декриминализации статьи 116 у полиции появилась возможность сразу задержать обидчика на 48 часов с продлением этого срока до 15 суток.

В 2018 году в УПК появилась статья 105.1 — фактически аналог того самого охранного ордера, на ее основе может быть назначен «запрет определенных действий», причем в течение 8 часов, а не 15 суток, как предлагают авторы законопроекта.

Защиту пострадавших уже сейчас предоставляют законы «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ и «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» от 23.06.2016 № 182-ФЗ.

В Уголовном кодексе РФ содержится не менее сорока составов, которые квалифицируют те преступления, которые можно отнести к «семейно-бытовому насилию».

Представитель Тульского отделения РВС подчеркнула, что вмешательство в семью усугубит кризисное состояние, в котором находится институт семьи, и приведет ее к краху. В дальнейшем от России потребуют присоединиться к Стамбульской конвенции, а это разрешение однополых браков и разрешение однополым «семьям» усыновлять детей.

Депутат Госдумы Николай Петрунин возразил, что в Европе семья в кризисе не из-за этого закона, а потому что там другие ценности. В ответ представитель РВС сказала, что в Европе ценности совсем недавно изменились — там тоже не так давно мужчины и женщины вступали в брак, семьи были многодетные и т. д., а все произошедшие перемены как раз следствие законов, подобных предлагаемому законопроекту о СБН.

Депутат согласился, что в Европе ушли не в ту сторону, и что России нужно вырабатывать свой путь.

Ведущая круглого стола — представитель КДНиЗ Тульской области Наталья Хохлова сказала, что поскольку нет четкого определения трудной жизненной ситуации, то принятие решения сотрудником системы профилактики основывается на субъективном мнении, вплоть до того, что детей изымают из семьи из-за отсутствия фруктов в холодильнике.

Поэтому, как считает Хохлова, закон о СБН необходим, так как, по ее мнению, он даст точное определение каждому случаю.

Разброс мнений участников круглого стола в Туле показывает, что его представители согласны друг с другом о необходимости законопроекта, хотя у каждого из присутствующих свое представление — зачем это нужно.

Законодатель считает, что закон объединит уже имеющиеся положения, не привнеся ничего нового.

Правоохранители считают, что закон добавит новые виды насилия, которых раньше в законах РФ не было и позволит лучше взаимодействовать между ведомствами.

Сотрудник службы по защите несовершеннолетних считает, что закон уточнит имеющиеся расплывчатые нормы.

Такая несогласованность во мнениях связана с тем, что проект закона до сих пор не представлен на сайте Госдумы. По сути каждый из присутствующих, поддерживает законопроект, потому что считает, что он решит именно ту проблему, которую он видит.

Напомним, свои предложения по уточнению расплывчатых понятий в законодательстве, в том числе понятия трудной жизненной ситуации, были даны в Альтернативном докладе, составленном на основе материалов независимого мониторинга, проведённого РВС и направленного во все органы власти еще в 2017 году.

Напомним также, агрессивное проталкивание закона о семейно-бытовом насилии основано на чрезвычайном преувеличении масштабов насилия в семьях, а сам законопроект 2016 года является калькой европейского закона, который уже привел в Европе к стремительному разрушению института семьи.

Tags: РВС, Семья, Ювенальная юстиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments